А вот отрывок из дневника от 30 января

А вот отрывок из дневника от 30 января: «Холодно. Трясёт. Приехали в Среднеколымск. Эти три предложения — самое точное и исчерпывающее описание сегодняшнего дня». Техника тоже не выдерживала. На Land Cruiser Prado сначала лопнула задняя полуось, а затем амортизатор. Металл просто треснул, как пластик. Опыт ремонта в полевых условиях и большое количество запчастей позволили продолжить путь без задержек. Река Колыма вывела нас к посёлку городского типа Черский, за которым начиналась прямая дорога на Чукотку. Ночью мы пересекли границу между республикой Якутия и Чукотским автономным округом, оказавшись в городе Билибино. Билибино и Певек связывает чищенный волокушей зимник, и наша техника, пусть и не без труда, по нему прошла. И опять же в темноте мы выехали на берег Восточно-Сибирского моря в районе Чаунской губы. К сожалению, в зимних поездках многое видишь только в свете фар, но это неизбежные издержки северных маршрутов. Зимой в тундре в дневное время очень плохая видимость — вокруг лишь серое пространство, и очень легко сбиться со следа или заехать в глубокий снег. Ночью же мощные фары дают прекрасный контраст, в котором видны мельчайшие детали рельефа.

По дороге до мыса Шмидта нам постоянно попадались золотодобывающие компании: от простых артелей до гигантов рудной промышленности. В районе Певека расположена логистическая база «Кинросс Голд», которая занимается разработкой рудника «Купол». Благодаря открытой политике компании мы смогли провести два дня на её базе, принять горячий душ, вытянуться в полный рост на кровати… В таких путешествиях понимаешь, что для счастья нужно не так уж много.

Если на Колыме нас испытывали морозы, то на Чукотке мы узнали, что такое ветер. Сильный, пронизывающий, превращающий любую температуру в непереносимую, моментально заносящий дорогу, по которой можно было ездить всего пару часов назад. Почти сразу после Певека дорогу перемело, а видимость упала до нуля.

К счастью, от пургования в открытой тундре (к которому мы были готовы, но удовольствия это всё равно не доставляет) нас спасло то, что мы добрались до золотодобывающей артели «Чукотка», где благополучно переждали ненастье. Ещё одна особенность чукотской погоды, помимо ветра, — её непостоянство. Вечером буйствовала метель, а наутро — ясная погода без единого облачка. После рудника «Майский» кончились зимники, и мы познакомились с особенностями чукотского снега. Выдержка из дневника: «С утра битва со снегом продолжилась. В целом след «трекола» стал держать машины лучше, но сход со следа каждый раз превращался в маленькую часовую трагедию. В месте, где долина реки Пегтымель сильно расширяется, след перешёл на другую сторону реки, начал отклоняться, прижимаясь к сопкам, в то время как имеющийся у нас трек уверенно шёл по другой стороне долины. И это логично, так как здесь сопки намного дальше от берега, долина шире, а значит, ветер хорошо надувает снег, и наст будет жёстче». Однако прохождение усложнили особенности здешнего снега. Кажется, что наст очень жёсткий, например, на нём можно прыгать и лопата его не прорубает, но машина, даже на давлении в 0,2 атм, его режет, а под настом лежит не снег, а снежный песок. Будто бы мы оказались внутри большой сахарницы. Этот песок не топчется, не мнётся, не слипается, поэтому, прорезав наст, машина сразу закапывается. Приходилось
звериным чутьём угадывать, в каком месте снег сможет хоть немного держать машину, а каждая ошибка обходилась в ещё один час потерянного времени.

Главная

Добавить комментарий

Comment
Name*
Mail*
Website*