У одних суждения Хёкке

У одних суждения Хёкке вызывают отвращение и опасения, другие в той или иной степени разделяют его беспокойство. Цифры говорят сами за себя: на окружных выборах, прошедших в земле Гессен в марте, каждый восьмой избиратель отдал свой голос за АдГ. На прошедших неделей позже выборах в законодательное собрание земли Саксония-Анхальт сторонником АдГ оказался каждый четвертый. Такую поддержку уже невозможно игнорировать. Чего же боятся люди, делающие подобный выбор?

Одним словом это можно выразить как Parallelgesellschaften, что означает «параллельные сообщества»: «городские кварталы, очутившись в которых невозможно понять, что ты находишься в Германии», объясняет Хёкке. Это слово пугает даже умеренно настроенных немцев. Почему? Я адресую этот вопрос Эрике Штайнбах, которая сама когда-то была беженкой, а теперь яростно критикует политику Меркель, выступая с правого фланга ХДС.

«Мне это не нужно, — коротко пояснила свою позицию Эрика. — Я думаю, нам следует сохранить свою идентичность». И тут же перечислила несколько фактов. Ее секретарь в Берлине наткнулась на вокзале на мужчину, «стопроцентно похожего на беженца», который ограбил ее. Сын ее парикмахера — единственный немец на целый класс в начальной школе во Франкфурте. Работник штаба ХДС в том же городе сообщил, что группы иммигрантов шатаются по одной из центральных городских улиц, сплевывая на тротуар прямо на глазах у прохожих. «Куда мы катимся!» — восклицает Эрика.

Я успел познакомиться с некоторыми мигрантами еще до нашей встречи с фрау Штайн-бах. Перед моими глазами встают образы Ахмада, подметающего пол у двери в свою комнату в казарме в Ротенбурге; двоих мальчиков в приюте для беженцев в Берлине с не просыхающими от слез глазами — по словам их отца Мухаммеда, они ничего не знают о матери, оставшейся в Дамаске; бывшего владельца ресторана из Алеппо, чьи дети не могли ходить на родине в школу с самого начала войны в 2011 году.

Главная

Добавить комментарий

Comment
Name*
Mail*
Website*